"Рыбка" VII 2003 года

Фестивали
группы
обзоры
звуки
ссылки
гости
мы
Севере Западный Лес
Бегега
РАВНОВЕСИЕ
КРАЙ (CRY)
ЧЕРЕПА

Саша Романычев
(Асфальт)


Берега

СЗЛес на РыбкеVII 2003

Черепа

Равновесие

Зебра

Герман Фирсов (Карелия)

Орхидеи(Рост.обл)

MorayEel(Москва)

КузяБэнд(Мурманск)

ИстОблик(Петрозаводск)

Задвиги Поплавского(Петрозаводск)

Psilocid(Кемь)

BBKoff(Мурманск)

Берега

RapedCorpse(Петрозаводск)

Яровиков(Могилев Белорусь)

Лёха-панк(Сегежа)

10 Псевдоним(Беломорск)

Полина

r7paper

MorayEel(Москва)

СЗЛес на РыбкеVII 2003

Орхидеи

Орхидеи

Задвиги Поплавского

RapedCorpse

Psilocid

Берега

СЗЛес на РыбкеVII 2003

Задвиги Поплавского

Яровиков(Могилев Белорусь)



ПРЕСС-РЕЛИЗ

r7paper

Фестиваль «Рыбка» проходил 25-26 июля 2003 г. на сцене Центра Культуры и досуга г.Сегежи. В программе фестиваля было два концертных дня по 6 часов, показ костюмов из сегежской крафт-бумаги, группы выезжали на природу, знакомились с городом.

В фестивале приняли участие музыкальные коллективы:
"Орхидеи" (Рост.обл),
"MorayEel" (Москва),
"КузяБэнд" (Мурманск),
"Два идиота и автобус" (Архангельск),
"Истинный Облик" (Петрозаводск),
"Задвиги Поплавского" (Петрозаводск),
"Psilocid" (Кемь),
"BBKoff" (Мурманск),
"RapedCorpse" (Петрозаводск),
Яровиков(Могилев Белорусь),
"10 Псевдоним"(Беломорск),
"Зебра" (Петрозаводск),
"Берега", "СЗЛес","Равновесие", "Черепа" и Лёха-панк - все из Сегежи.

СМИ:
"Fuzz"
"Губерния"(Петрозаводск)
"Северный Курьер" Владимир ПУХОВ
"В тихом омуте" (Белорусь) Кособудский
"Инфо-Биржа"(Сегежи)
"Доверие"(Сегежи)
"Nика+Сегежа"(TV)

Спонсором фестиваля был ОАО "Сегежский ЦБК". Так же выражаем сердечную благодарность за предоставление аппаратуры генеральному директору Надвоицкого алюминевого завода.

ОРГКОМИТЕТ фестиваля.

РОК-ТУРИЗМ

Место

Сегежа, 300 километров от столицы Карелии. Город похож на Олимпийскую деревню: большая часть населения, как мужского, так и женского, ходит в спортивных костюмах и носит соответствующие прически, даже дети. Дома и улицы Сегежи напоминают район Зареки в Петрозаводске, если там пройтись по улице Ригачина или, скажем, Чернышевского. В воздухе постоянно ощущается запах продуктов переработки целлюлозы, а зловонный ЦБК виден из любой точки города. Крайне сложно поесть горячей еды после девяти вечера. Во всех ресторанах и барах встречаются либо подвыпившие женщины в мужских пиджаках поверх вечерних платьев, либо вывеска "по заказу", что в общем означает одно и то же. Количеством выпивающих на ночных улицах Сегежа вполне сравнима с Петрозаводском, а возрастом автотранспорта – с какой-нибудь Албанией.

Событие

Это очень даже удивительно – уже семь лет подряд в Сегеже проходит самый настоящий международный рок-фестиваль под названием "Рыбка". И пускай заграница — это пока только Украина и Белоруссия, зато регулярно и с энтузиазмом посещают "Рыбку" музыканты со всей России и из столиц – Москвы и Петербурга. Ну и из Петрозаводска тоже, конечно.

Проводит фестиваль группа энтузиастов во главе с Александром Дорофеем, они же — участники местных рок-групп и члены рок-клуба "Котел". Каждый год организаторы сталкиваются с ужасающими трудностями, описание которых не поместилось бы и на целой газетной полосе. Поэтому про них здесь ничего и не написано. Но это все – будни, а праздник и в этот раз, несмотря ни на что, удался. Тем более что с помощью аппаратуры Надвоицкого алюминиевого завода организаторам удалось избавить зрителей от созерцания борьбы музыкантов с постоянно выходящими из строя усилителями и колонками.

Два дня, 25 и 26 июля, по шесть часов подряд на специально отгороженной сцене в ДК бумажников шестнадцать музыкальных коллективов знакомили со своим творчеством сегежскую публику и приезжих любителей рок-музыки.

Музыка

Музыка, которую исполняют группы, прибывающие за свой собственный счет на "Рыбку", по большей части находится за гранью добра и зла. Особенно, если есть с чем сравнивать. Столичные гости, например, Moray Eel из Москвы или "Задвиги Поплавского" из Петрозаводска, на сцене чувствуют себя уверенно, играют профессиональнее и музыкальные идеи, и тексты у них достаточно внятные. Остальные ничего не боятся, чрезвычайно эклектичны в музыке и не знают, как вести себя на сцене.

К сожалению, на "Рыбку" не смогли приехать музыканты из Финляндии и Питера, как было обещано, зато добрался наряженный ведьмами женский квартет "Яд Орхидеи", сочиняющий у себя в Ростовской области странную музыку, как они про себя говорят — смесь из попсы, панка, хард-рока, трэша, готики и блэк-металла.

Сегежская группа "Берега" (считается, что они играют фолк) своим звучанием напоминает психоделический Jefferson Airplane. Ощущение – как в фильме "Страх и ненависть в Лас-Вегасе". Местные хранители традиций ритм-энд-блюза, группа "Северо-Западный Лес", в девичестве NORD-WEST WOOD, играют Blue Suede Shoes, они, как и "Берега" – местные звезды, а еще проповедники музыки, столь же далекой от реалий Сегежи, как Нью-Йорк от Мелитополя.

Ведущий фнестиваля

Публика

Во всю развивается рок-туризм. Значительную часть посетителей концертов составляли приезжие из Петрозаводска и других городов Карелии. Многие группы привезли с собой и своих слушателей.

Местная же публика чрезвычайно разношерстная и разновозрастная. Присутствовали как выглядящие обычными люди, так и подростки, представители неформальных объединений — панки, скинхеды, хиппующие девушки в венках и с маленькими детьми, металлисты. Среди публики встречались и журналисты.

И напоследок

Вот было бы здорово, если бы местные власти активнее поддерживали и рок-клуб "Котел", и фестиваль "Рыбка". Да и поправить имидж городу не помешало бы. Может, тогда не вызывал бы озноба лозунг, написанный полутораметровыми буквами на центральной площади Сегежи: "Мой город – моя судьба". Кстати, таких регулярных рок-фестивалей в Карелии всего два — сегежская "Рыбка" и "Nord Session" в Костомукше. Через это дело ведь можно и пиар городу заделать.

Остается надеяться, что следующим летом состоится и восьмой рок-фестиваль "Рыбка", потому что других поводов приезжать в Сегежу у меня пока нет.


Герман

"Орхидеи" приглянулись ветерану карельского рока

Что и говорить, любой рок-фестиваль - это, прежде всего, праздник музыки. Второй вопрос, как она звучит, что играют веселые и не очень музыканты. Что хотят сказать они слушающим их людям. Понимает ли новые творения всех стилей и направлений рок-н-ролла пришедшая на концерт разношерстная публика.

Но начнем по порядку. Музыки в Сегеже, понятно, было много. Звучала она почти двое суток. Разброс ее качества тоже был велик. От стартующих амбициозных молодых групп, разрывающих струны гитар и динамики криком, грохотом, до степенных, не суетящихся попусту команд, прошедших проверку временем, сценой модных, популярных столичных и центровых клубов. От лишнего шумового нагромождения публика запросто выходила на перекуры в приклубный садик. Там, в тени аллей, можно было вдоволь пообщаться с музыкантами, познакомиться с интересными, весьма экстравагантными людьми, выпить чего-нибудь прохладненького и даже полежать на мягкой зеленой травке с думами о лучшем. Никто никого не напрягал. Когда же чарующие душу звуки реального и серьезного рок-н-ролла доносились в зеленую зону отдыха, то народ быстренько забивал фестивальный зал, и начиналось пиршество гурманов, ценителей звуковой и текстовой цепочки русского рока в полном отрыве от суеты будней.

По моему мнению, да и не только, так случалось на элегантных и мелодичных номерах петрозаводских "Задвигов", текстового и заводного "Истинного облика", местных фольклорных "Берегов" да московских чрезвычайно такелажных морских нептунов из "Moray Eel". Остальные группы либо пугали мистикой несуществующих монстров, либо под кого-то отвязно, отчаянно, без тормозов панковали. Из этого шествия пионерского отряда карельского рока выделился лишь Леха-панк, поэт-альтернативщик из Сегежи. Он, словно Саша Чернецкий, вышел на сцену еще не оправившись от болезни, и хлестко спел про Шевчука, наполнившего небо над нами добротой, о хлебе насущном и еще о чем-то очень личном, сокровенном.

Нельзя не сказать о новой девичей группе, приехавшей из далекой Ростовской области, - "Орхидеи". Казачки играли старательно, выглядели сексапильно, чем сразу привлекли внимание отца карельского рока - посетившего фестиваль Германа Фирсова. Германа пленила свобода и лихость казачьего взгляда на жизнь, музыку, что, в общем-то, и есть рок-н-ролл. Он тепло обменялся адресами с гитаристкой, заметив, что будет ждать следующего фестиваля с особым нетерпением и будет рад новой встрече. Сам же Герман открывал второй день фестиваля новым сольным проектом "Для вас". Он виртуозно исполнил на гитаре вариации на темы Баха, Моцарта и также мощно насытил их собственными переживаниями от частых велосипедных прогулок. Такое вот сложное энергетическое полотно, сплетенное нотными очередями искрометного гитарного соло.

Мурманский "Кузя-Бэнд" выглядел, скорее, уставшим и не смог поднять собственный, заявленный как рекорд авторитетный вес. Ровное и монотонное выступление не вдохновило зрителей. Так же, как и стихи под гитару талантливого могилевского поэта Тимофея Яровикова.

Звук на фестивале на этот раз был достаточно достойным. Его привезли из соседнего поселка Надвоицы. Концерты вдохновенно вел энергичный Михаил Шиловский. Это явные плюсы шустрой и настойчивой "Золотой Рыбки". В общем, все, как и должно быть, уровня не уронило, настроило на оптимистический лад. Расстаемся ненадолго, до следующей удачной рыбной путины-04.


2идиота

Отчет группы "Два идиота и автобус"

Ложка дегтя

Начну с негатива. Самый большой минус поездки в Сегежу из Северодвинска - это, конечно, поезда. Поздно вечером садишься в Архангельске на поезд <Архангельск-Мурманск>, доезжаешь до городка под названием Беломорск (около 14 часов пути). А там ожидаешь какой-нибудь поезд до Сегежи (еще четыре часа дороги). Обратно мы вообще едва уехали. Добрались до Беломорска, а там надо было попасть в какие-то прицепные вагоны <Мурманск-Вологда>. Свободных мест не оказалось, и мы коротали ночь на вокзале (он, кстати, совсем не такой уютный, как наш, севский. В туалете из сантехники только дырка в деревянном полу). Жара и маленькие дети -- еще два милых удовольствия, сопровождавшие нас в дороге.

Бочка меда

<Идиоты> не пожалели, что дубасились в поездах и на вокзале. В Сегеже встретили просто замечательно. Прописали в семью к Алексею и Руслане, которые носились с нами, как с младенцами. Столько внимания дома не всегда встретишь. Алексей, кстати, играет в двух местных группах на басе: <Берега> и <Северо-западный Лес>. Собственно, эти группы и являются устроителями фестиваля. <Берега> играют веселенький фолк-рок, <Северо-Западный Лес> -- ритм-н-блюз - его я больше люблю. Сам фест проходил в ДК Бумажников. На сцене, похожей на родную ленкомовскую, была водружена еще одна, маленькая, сцена, где и проходило шоу. Сидячий зрительный зал был отделен шторами. А тусовка имела место быть на собственно большой сцене ДК. Сначала мне показалось это странным, но когда в импровизированный клуб открыли отдельный вход (на саундчеке туда приходилось пробираться петлистой дорогой), все встало на свои места. Качовое местечко, доложу я вам. Особенно колоритны стены из некрашеного кирпича - как у нас за кулисами Ленкома. Аппарат был средней руки - не плохой, не хороший. Играть можно.

О группах. Приехало около 15 групп: Мурманск, Петрозаводск, Минск, Сегежа, Беломорск и т.д. и т.п. Особенно маститых гостей не было, разве что довольно известный <Кузя-бэнд> из Мурманска. И, конечно, гости из Москвы - <Морай ил> (лень на английский переключаться) - играют что-то в духе <Гуана эйпс>. В программе полная мешанина стилей. Все дубасились от души.

На фнестивале Вообще, фест запомнился прежде всего своей искренностью. Сегежа - городок в 50 тыс. человек, даже наш Севск кажется крупным городом. И для сегежан - <Рыбка>-- это большой-большой праздник. Устроители не ставили цель заработать бабок. Зрители не ставили цель напиться в окурки и набить друг другу морды. Меня удивило, что сюда пришли люди за сорок, и даже за пятьдесят, беременные девушки, целые семьи с детьми.

Да, чуть не забыл. Убил мужик из Кондопоги - Герман Фирсов. На вид ему лет этак за 60. Обычный такой дачник. Он приехал, чтобы порубить свои гитарные соло (выступал с драм-машиной). Вот это рок-н-ролл жив! <Идиоты> завершали первый день фестиваля (он длился два дня). Как выступили? Черт знает. То, что я слышал на сцене, было просто кошмаром. Тем не менее, люди рубились и веселились. Гостеприимство это или мы действительно зажгли - я так и не понял. К концу нашего выступления на сцену выскочила какая-то девушка и принялась подпевать. Такая, блин, импровизация.

В общем, рекомендую сгонять на следующую <Рыбку>. Классно отдохнете. Шоу-бизнеса там, конечно, нет, но живой музыки и добрых людей - навалом.

Антон Губницын "Два идиота и автобус"


Корни российского рока еще дают цветущие побеги

В Карелии обнаружена стоянка одного из основателей рок движения страны. Герман Фирсов, живущий в деревне Кяргозеро, Сегежского района, и начинавший играть бунтарскую музыку на семиструнной гитаре еще при Сталине, нехило слабал личную интерпретацию на темы Баха, Глюка, смешав их с собственными, велосипедными впечатлениями реальности, на последнем российском рок фестивале "Рыбка-VII" (26-27 июля) в Сегеже. В руках этого уникального человека современности, выступившего на старте фестиваля в гордом одиночестве, была электрогитара Fender-stratocaster с веером электронных примочек под ногами.

Путиловский потомок

Санкт-Петербург начала прошлого века. В одном из царских приютов Николая II воспитывался тихий мальчик - Ваня Фирсов. Вырос, отслужил, как все в армии.
В смутные времена после революционных преобразований 20-30 годов, наш Иван Фирсов жил в Питере, как поется в песне, за фабричной заставой. По грубому, с густым басовым акцентом, не терпящем возражений, призывному гудку, вставал он поутру с кровати, и шел на дающий хлеб для жизни большой Путиловский завод. Работал бы, да работал. Но, вокруг, в те годы нэпа и появившихся, нежданно свобод - расцвела бурным цветом малина. И засосала она, опасная эта трясина его, Ивана, в свои жизненные водовороты. Да и как всеобщая повинность, подоспели здесь же, массовые политические репрессии. Короче, слетел наш парнишка на постоянное проживание в разрастающийся по всей России архипелаг ГУЛАГ. Судьбе угодно было отправить Ивана в Карелию, в Сегежский район. В глухом лесу, в десяти километрах от дорог появился небольшой лесопункт. Назвали его Кяргозеро. Там, в глубинке, в середине тридцатых и родился Герман. Он, конечно же, помнит деревянные бараки, те знаменательные "тридцать восемь комнаток и общий туалет", многие другие прелести ядреного соцреализма. Когда началась война, семья была переселена в Коми республику. В середине сороковых Фирсовы в Петрозаводске. Герман, любивший музыку, и пытливо наблюдавший за пяльцами гармонистов, поступает в музыкальное училище. Кто тогда знал, что этот паренек с гитарой, поющий все подряд, станет своеобразной историей рока, живой ее строчкой до наших дней третьего тысячелетия.

Русский рок начинался с песни "Темная ночь" и музыки из кино.

Это Герман знает по собственному опыту, и 47 годам, прожитых в русском рок-н-ролле. - Мы играли на танцах в клубных поселках, на летних, открытых эстрадах, в небольших ресторанах, еще когда училищь в училище. Состав нашего оркестра был прост, как и музыка, перепеваемая нами. Простая, семиструнная гитара, контрабас, какой-нибудь барабан, аккордеон, и иногда - саксофон. Сначала пели даже без микрофона. Иногда, играли перед киносеансами. Конечно, в основе репертуара музыка кино, и наша, отечественная песенная классика разных лет. Людям, скажем, очень нравилась песня "Темная ночь", модные фокстроты, танго. Мы же всегда старались дать прикурить по настоящему публике, побольше драйва, задиритости в музыке. Это и были истоки русского рока, несмотря на то, что на дворе шли крутые пятидесятые. Много позже, появились первые ВиА, сплошной, серой массой заполнившие все подмостки страны. В них, правда, рок тоже прятался, как мог. Потому и выжил, вырываясь на свободу только на закрытых, молодежных вечерах.
С большой тоской и глубокой печалью вспоминает Герман, как проходили многочисленные конкурсы этих ансамблей под эгидой комитетов комсомола и отделов культуры. Можно было петь только песни советских композиторов, и о комсомольских стройках. Своя, по большому разрешению, одна песня могла быть, но только патриотического содержания, с оптимизмом, и желательно, в темпе веселого марша. - Я же в те годы, как мог, старался уйти от этих идейных догм, продолжил живой реликт рок-н-ролла. Сочинял собственные композиции инструментального плана. В них рок дышал полной грудью, поскольку ноты, гитарные звуки не подвластны никому, кроме автора. Их нельзя оценить с бюрократической или номенклатурной позиции. Жюри попадало впросак, с умным выражением пытаясь обсудить, что же оно услышало. И композиции с условным названием о космических далях, или протест против агрессии в развивающихся странах, получали проходные баллы, и даже дипломы конкурсов.

Гитарные звуки - это формула крови, текущей в моих сосудах

Когда в зале сегежского, местного ДК погас свет, на фестивальную рок сцену 2003 года вышел всего один человек. Он не спеша взял в руки любимую гитару, повернул ручку громкости, и в горячее пространство возбужденного зала понеслись искрящимися очередями, трепетные звуки души русского рока, живущего, как оказалось, уже столько неспокойных лет в жизни конкретного человека Германа Фирсова. Ему ныне - 67. С гитарой он неразлучен, практически ежедневно. В небольшой, деревенской избе Кяргозеро, бывшего номерного поселения Гулага, среди лугов, и вековой, природной тишины, и сегодня стоит достаточно серьезный, 100 ваттный аппарат. Рядом пять гитар разных фирм и времен. Раскиданы пачки нотных тетрадок, в которых шариковой ручкой написаны и теснятся на тугих линеечках струн переложения произведений Баха, Глюка, Моцарта, собственные композиции для гитары.
- Без гитары, я свою жизнь не представляю, рассказывает Герман. Настоящий музыкант должен жить своим инструментом. В нем несметные сокровища звуков и возможностей. И до конца понять гитару я не сумею, как, наверное, и многие другие гитаристы. Это поистине космический инструмент. Есть много стилей, направлений в роке, но я, возможно, все же создам к личному юбилею свой, неповторимый формат. Называться он будет, скажем так, "Трэш, клэш и Бангладеш".
Гитарные звуки - это формула крови, текущей в моих сосудах, поэтому играть буду до последнего дыхания.

Владимир ПУХОВ Для газеты Жизнь

Три желания

Сегежа. 25-26 июля.

Нынешний фестиваль «Рыбка» оставил гораздо более яркие впечатления, чем предыдущий: и организацией, и качеством аппарата (был арендован «Peavey»), и набором приглашенных групп. Из «тяжелых» групп лучше всех проявили себя PSYLOCID (Кемь): их спид-метал звучал профессионально и очень фирменно; с вокалом дела обстояли похуже. MORAY EEL (Москва) сменили гитариста, а солистка Катя похудела и расплела дрэды; все это группу не испортило – пользовалась бешеным успехом. RAPED CORPSE (Петрозаводск) – death metal, отсутствие мастерства заменили энергией.

О жанрово иных приезжих: понравился Тимофей Яровиков (СЕРДЦЕ ДУРАКА, Могилев), – в первую очередь, сильным вокалом и хорошими текстами. Сыграл две программы – одну лирическую, другую более жесткую, видимо, ориентированную на поддержку оставшейся дома группы. Крайне порадовали ДВА ИДИОТА И АВТОБУС (Северодвинск): названием, внешним видом – красные галстуки, остроносые ботинки – и материалом, в котором явственно (хотя, по словам лидера группы, непредумышленно) прослеживается ЗООПАРК. Товарищ B. B. Koff (Мурманск) ничем особенным не затронул, кроме того, что к нему на сцену вышел местный пацаненок лет трех, взял неподключенный микрофон и от души поколбасился. Истинное удовольствие вызвало выступление еще одного мурманчанина, обаятельного толстяка Кузи; о качестве группы говорит хотя бы тот факт, что барабанщика КУЗЯ БЭНДА недавно экспроприировала Диана Арбенина. В петрозаводских ЗАДВИГАХ ПОПЛАВСКОГО запомнился потрясающий саксофонист, извлекавший из инструмента звуки в диапазоне от тубы до пастушеского рожка. ЯД ОРХИДЕИ – пять барышень из-под Ростова-на-Дону, – скорее, эффектно выглядели, чем хорошо играли. Из местных звезд впечатлили стабильно прогрессирующие и весьма заводные БЕРЕГА. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ЛЕС обзавелся эффектной вокалисткой, которая периодически пела мрачным голосом про Одина, волков и воронов. Остальной материал группы остался неизменным – старые добрые блюз и кантри.

Также на «Рыбке» выступили ДЕСЯТЫЙ ПСЕВДОНИМ (Беломорск), ИСТИННЫЙ ОБЛИК и ЗЕБРА (Петрозаводск), РАВНОВЕСИЕ (Сегежа), не оставившие фактурных воспоминаний. Пожелания «Рыбке»:
1. Найти к хорошему аппарату соответствующих звукарей, т. е., сообразно сказке, не заказывать новые корыто или избу, а сразу замахнуться на новую старуху.
2. Отыскать управу на местных гопников и скинхэдов, вредивших как музыкантам, так и мероприятию с целом.
3. Договориться на будущее с администрацией ДК, без понимания относящейся к фестивалю, или со спонсорами, готовыми разориться на open-air. В общем, – быть.

Екатерина Борисова, Ольга Урванцева Большое спасибо Сергею Костюку. FUZZ №10/2003



назад... обзоры далее...


©1999
Содержание:
А.Дорофей, С.Костюк
Оформление:

MoroSoft
home
@ вначало...








Yellow Pages Rambler's Top100 Яндекс.Метрика